ЗНАМЕНИТЫЕ ВРАЧИ

ЛУИ ПАСТЕР (1822-1895)

Луи Пастер Французский микробиолог и химик Луи Пастер родился в Доле (Юра, Франция). В 1847 г. он окончил Высшую нормальную школу в Париже.

В Нормальной школе он мог всецело отдаться своей любимой науке, что и не замедлил сделать. Он слушал лекции двух знаменитых химиков: Дюма в Сорбонне, Балара в Нормальной школе. Дюма, один из творцов органической химии, был мыслителем, философом, увлекавшимся оригинальностью и новизною взглядов; Балар, прославившийся в особенности открытием брома, отличался больше по части фактических исследований.

Своё первое открытие Пастер сделал еще в студенческие годы, обнаружив оптическую асимметрию молекул. Отделив друг от друга две кристаллические формы винной кислоты, он показал, что они представляют собой оптические антиподы (право- и левовращающие формы). Эти исследования легли в основу стереохимии – нового направления структурной химии.

Позже Пастер установил, что оптическая изомерия характерна для многих органических соединений, при этом природные продукты, в отличие от синтетических, представлены только одной из двух изомерных форм. Он установил также возможность разделения оптических изомеров с помощью микроорганизмов, усваивающих один из них.

Первые работы принесли Пастеру докторский диплом и в 1849 году профессуру в Страсбурге. Он женился на Мари Лоран, дочери ректора Страсбургской Академии. Рассказывают, будто в день свадьбы его пришлось извлекать из лаборатории и напоминать, что сегодня он женится.

Брак его оказался вполне счастливым: в семье находил он отдых после изнурительной лабораторной работы и жестоких баталий с противниками, недругами, завистниками и хулителями, число которых, как водится, росло по мере роста его славы и значения.

Пастер всегда стремился к тому, чтобы его работы непосредственно служили людям, отвечали их насущным нуждам. Он прекрасно знал, какую огромную роль играет виноделие во Франции, и сам любил доброе вино. Вопрос о «болезнях» вина давно интересовал виноделов и учёных разных стран: за полвека до Пастера Академия во Флоренции предложила премию за его разрешение. Но премия осталась невостребованной.

Молодой ученый стал изучать процесс брожения. В то время многие деятели науки считали, что брожение - чисто химическое явление. Пастер сделал неожиданный вывод о том, что брожение может происходить только в присутствии живых микроорганизмов - дрожжей. Значит, брожение — биологическое явление.

Что же вызывает порчу вина? Оказывается, когда в вино вместе с дрожжами попадают бактерии, они могут вытеснить дрожжи и превратить вино в уксус, сделать его вязким, придать ему горький вкус и т. д.

Луи Пастер опыт Чтобы предохранить вино от порчи, Пастер предложил сразу же после брожения подогревать его до 60—70° С, не доводя до кипения. Вкус вина при этом сохраняется, а бактерии погибают. Этот приём теперь известен повсюду под названием пастеризация. Так обрабатывают молоко, вино, пиво.

Исследуя брожение, Пастер одновременно открыл возможность жизни без кислорода. Так живут, в частности, маслянокислые бактерии, делающие горьким вино, пиво, молоко. Организмы, которым не нужен или даже вреден кислород, называют анаэробными.

Вслед за изучением брожения Пастера заинтересовал вопрос о микроорганизмах вообще. Возможно, они способны вызывать не только «болезни» вина, но и заразные болезни человека? В это время у Пастера умерла от тифа маленькая дочь Жанна. Быть может, это тоже подтолкнуло учёного к дальнейшему изучению микробов.

В это время Парижская академия наук объявила конкурс на лучшее решение вопроса о том, происходит ли в обычных условиях самозарождение жизни.

Пастер решил доказать, что даже микробы могут возникнуть только от других микробов, т. е. самозарождения не происходит. Его предшественники уже показали это. Итальянский учёный Ладзаро Спалланцани в XVII в. кипятил бульон в запаянном сосуде. Такой бульон не портился, бактерии в нём не появлялись.

Но оппоненты Спалланцани отвечали, что просто в закрытый сосуд не может проникнуть некая «жизненная сила», благодаря которой происходит самозарождение. Пастер решил опровергнуть этот нелепый аргумент с помощью простого и остроумного опыта. Он решил повторить тот же опыт в открытом сосуде!

Для этого он сделал свои знаменитые стеклянные сосуды с длинным тонким горлышком, изогнутым в форме лебединой шеи. Горлышко он оставил открытым и в таком сосуде прокипятил бульон. Мнимой «жизненной силе» в сосуд проникнуть теперь ничто не мешало. А вот реальные бактерии туда попасть не могли — они оседали на изгибах горлышка вместе с пылью. Бактерии в бульоне так и не завелись, он остался чистым. Так Пастер блестяще доказал, что даже бактерии не зарождаются сами, а могут происходить только от других бактерий.

В 1863 г. Пастер разрешил ещё одну практическую сельскохозяйственную проблему. Он выяснил точную причину двух болезней шелковичных червей. Болезни эти вызывались бактериями, и Пастер нашёл методы борьбы с ними. Как говорили жители южной Франции, где развито шелководство, за это ему следовало бы поставить памятник из чистого золота.

После этой работы в 1868 г. с Пастером произошло несчастье — кровоизлияние в мозг. Его мозг оказался наполовину разрушен болезнью, левую половину тела навсегда парализовало. Во время болезни учёный узнал, что в ожидании его смерти прервана постройка его новой лаборатории. Пастер разозлился, и у него появилось страстное желание жить. Он вернулся к научной работе, жалуясь лишь, что «продуктивность мозга значительно снизилась».

Вершиной всей научной деятельности Пастера стала теория возбудителей болезней и использование вакцин для их предупреждения. Было положено начало антисептике, ставшей нормой в медицине и хирургии.

Исследуя сибирскую язву, куриную холеру, краснуху свиней, Пастер окончательно убедился, что они вызываются специфическими возбудителями и начал делать предохранительные прививки, в частности, вакцинацию против сибирской язвы (1881), положив начало теории искусственного иммунитета.

Наконец, самым впечатляющим триумфом Луи Пастера стало открытие вакцины против бешенства. Пастер решил исследовать бешенство, когда стал свидетелем смерти от этой болезни девочки, искусанной бешеной собакой. Его потрясла её трагическая гибель.

Вирус - возбудитель бешенства был невидим в тогдашние микроскопы. Пастер почти ничего не знал и не мог знать о нём, кроме того, что он вызывает это заразное заболевание. Поразительно, что, сражаясь с невидимым противником фактически «вслепую», великий учёный сумел выйти из борьбы победителем.

Было известно, что бешенство поражает в первую очередь нервную систему. Пастер взял кусочек мозга погибшей от бешенства собаки и ввёл его в мозг кролика. После смерти кролика кусочек его мозга был введён с помощью шприца в мозг следующего кролика — и так более 100 раз. Затем возбудитель был привит собаке. За время «пересевов» в организмы кроликов возбудитель стал неопасен для собаки.

Знаменательный день для науки наступил 6 июля 1885 г. За два дня до этого в эльзасской деревушке Штейге девятилетний Йозеф Мейстер отправился в школу в соседнее селение. Но по дороге кто-то напал на мальчика сзади и сбил его с ног. Обернувшись, он увидел оскаленную морду бешеной собаки. Навалившись на ребёнка и брызжа слюной, собака много раз укусила его. Случайный прохожий сумел прогнать взбесившегося пса. Но 14 ран, хоть и не угрожали непосредственно жизни мальчика, не оставляли сомнения в том, что ребёнок обречён на неминуемую смерть от бешенства. Убитая горем мать привезла Иозефа в Париж к Пастеру. Ей сказали, что это единственный человек, который сможет его спасти.

Весь день Пастер мучительно размышлял. Шансов выжить без прививки у мальчика не было. Но если он погибнет после прививки, под сомнением окажется сам метод. К тому же у Пастера не было врачебного диплома! В случае гибели мальчика его могли привлечь к суду.

И всё-таки учёный решился попробовать. Каждый день Йозефу делались уколы. Доза ослабленного возбудителя каждый раз возрастала. Под конец прививался уже не ослабленный, а смертельно опасный возбудитель. Перед глазами Пастера, по свидетельству его биографа, «всё время стоял образ ребёнка, больного, умирающего или в припадке бешенства».

Эти 20 дней ожидания были самыми тяжёлыми в жизни учёного. Пастер почти не спал, отказывался от пищи. Но мальчик остался здоров!

Со всех концов света в Париж потянулись учёные и врачи, создававшие затем у себя на родине пастеровские станции прививок против бешенства. Первая такая станция открылась в России в 1886 г. Ехали к Пастеру и больные люди. Так, в марте 1886 г. прибыла группа смоленских крестьян, покусанных бешеным волком. Мало кто верил в успех лечения, потому что с момента заражения прошло уже 12 дней. Но в результате курса прививок 16 из 19 крестьян были спасены.

Однажды на улицу, где жил французский микробиолог Луи Пастер, пришло письмо, где вместо имени адресата стояло: «Тому, кто совершает чудеса». На почте не колебались и доставили письмо по адресу — Пастеру.

Несмотря на многочисленные научные победы учёного, многие биологи и врачи долго «не прощали» Пастеру его химического образования. Химик вторгся в «заповедную» область живого, победил болезни, с которыми не справлялись врачи. Лишь в возрасте 59 лет Пастер удостоился высшей чести для французского учёного - был избран в состав Французской академии. Но даже и при этом учёные мужи сумели уколоть Пастера. Они избрали его не за успехи в изучении микроорганизмов, а за его ранние работы по стереохимии. Кто-то распространял списки людей, «убитых Пастером», т. е. погибших, несмотря на его прививки.

Зато среди простых людей популярность Пастера, победившего такую страшную болезнь, как бешенство, была огромна. О нём говорил весь мир. По международной подписке были собраны деньги, на которые в Париже был построен великолепный Пастеровский институт микробиологии, открытый в 1888 г. Но состояние здоровья учёного ухудшилось настолько, что ко времени открытия института он уже не мог работать в лаборатории.

Русский учёный Илья Мечников, работавший вместе с Пастером в последние годы его жизни, назвал победу над бешенством «лебединой песней» Пастера.

28 сентября 1895 г. Луи Пастера не стало. Прах его был перевезен в Париж и предан земле в особой усыпальнице, устроенной в подвальном помещении Пастеровского Института.

Климент Тимирязев так писал в своём очерке о смерти Пастера: «И вот перед нами картина, до сих пор невиданная. Сходит в могилу простой учёный, и представители всех стран и народов, правительства и частные лица соперничают в стремлении отдать успокоившемуся работнику последнюю почесть, выразить чувства безграничной, неподдельной признательности».

В настоящее время в Институте Пастера ведутся исследования по ключевым проблемам микробиологии, молекулярной генетики, иммунологии, паразитологии, вирусологии, эпидемиологии инфекционных болезней и др.

Восемь сотрудников Института были удостоены Нобелевской премии: Альфонс Лаверан (1907), Илья Мечников (1908), Юлиус Бордет (1919), Чарльз Николе (1928), Даниэль Волет (1957), Андре Лоф, Франц Якоб, Ягис Монод (1965).

Вклад Пастера в науку огромен. Им заложены основы нескольких направлений в медицине, химии и биологии : стереохимия, микробиология, вирусология, иммунология, бактериология. Вакцинация, пастеризация, антисептика - разве можно представить себе современную жизнь без этих изобретений, а они были сделаны Пастером в 19 столетии.

Луи Пастер был почетным членом почти всех ученых обществ и академий наук, был кавалером орденов разных стран, и как настоящий француз он придавал большое значение внешним отличиям. Но высшей наградой Пастеру служит жизненность его научных идей, продолжение всех его начинаний на благо человечества.

Источники:
http://az.lib.ru/e
www.physchem.
www.knowbiology.ru/

← Великие ученые

Наверх