ВЕЛИКИЕ НЕМЕЦКИЕ УЧЕНЫЕ

МАКС БОРН (1882–1970)

лого

Макс Борн (нем.Max Born) - великий немецкий физик, лауреат Нобелевской премии (1954). Его имя ставят в один ряд с такими именами, как Макс Планк, Альберт Эйнштейн, Нильс Бор, Вернер Гейзенберг. Борн по праву считается одним из основателей квантовой механики. Ему принадлежат многие основополагающие работы в области теории строения атома, квантовой механики и теории относительности.

Макс Борн - основатель Гёттингенской Школы теоретической физики, почетный член многих академий и научных обществ, иностранный член АН СССР (1934). Известен активной борьбой за мир.

Макс Борн родился 11 декабря 1882 года в Бреслау (ныне Вроцлав, Польша) и был старшим из двух детей Густава Борна, профессора анатомии университета Бреслау, и Маргарет (в девичестве Кауфман) Борн, талантливой пианистки, вышедшей из известной семьи силезских промышленников.

Максу было четыре года, когда умерла его мать, а четыре года спустя его отец женился на Берте Липштейн, которая родила ему сына. Поскольку его семья была связана с ведущими интеллектуальными и артистическими кругами Бреслау, Макс рос в атмосфере, благоприятной для его развития. Начальное образование он получил в гимназии кайзера Вильгельма в Бреслау.

Дед Борна был первым евреем, получившим от прусского правительства официальную должность районного врача. Отец Макса - эмбриолог, заведовал кафедрой в Бреславском университете.

Гимназия кайзера Вильгельма, куда Макса отдали учиться, была обычным казенным учебным заведением, где основное внимание уделялось латыни и греческому языкам, но изучались и современные иностранные языки, а также математика, история и физика.

Макс и его товарищ под руководством учителя физики сумели даже воспроизвести опыт Маркони по беспроволочной радиосвязи (и были поражены безразличием к этому факту окружающих).

Поступив после окончания гимназии в Бреславский университет, Макс по совету скончавшегося незадолго до этого отца, прежде чем окончательно выбрать специальность, посещал лекции по различным предметам, пока не остановил выбор на математике и астрономии.

В те времена по традиции студенты во время летнего семестра путешествовали по различным университетам. Прослышав о том, что в Гёттингене работают три великих "пророка математики" - Феликс Клейн, Давид Гильберт и Герман Минковский, Борн направился туда.

Макс Борн тщательно записывал лекции Гильберта, и тот даже предоставил ему место (неоплачиваемое) приватного ассистента. Борн посещал семинар Клейна по теории упругости и написал работу, получившую премию на ежегодном конкурсе, но предпочел сдавать для получения докторской степени экзамен по астрономии.

По правилам после получения докторской степени Борн был обязан провести год на службе в армии. Он пытался и там заниматься наукой и вспоминал потом, как правил рукопись, пользуясь как столом спиной лошади. Через некоторое время он был освобожден по болезни, но навсегда сохранил отвращение ко всему, что связано с военной службой.

К этому времени Борн уже познакомился с первыми статьями Альберта Эйнштейна по теории относительности и послал Минковскому свою рукопись, посвященную проблеме электромагнитной массы. Итогом явилось приглашение в Гёттинген. Но сотрудничество трагически оборвалось: после операции аппендицита Минковский скончался.

В 1912 Макс Борн получил в Геттингене должность приват-доцента. Через год он женился на Хедвиге Эренберг, а в 1914, когда в Берлине появилась вакансия, он перешел туда. Начавшаяся война ударила по всем. Борну пришлось выполнять приказания военных, но он как мог, пользовался любой возможностью вытащить с фронта своих учеников и коллег.

Макс Борн В апреле 1919 Макс Борн начал работать во Франкфурте-на-Майне в качестве ординарного профессора университета и директора Института теоретической физики. Там была и группа экспериментаторов, где работал будущий Нобелевский лауреат Отто Штерн.

Закончив в том же году теоретическое изучение теории относительности, Борн стал лектором в Гёттингене. Здесь он исследовал свойства кристаллов в зависимости от расположения атомов. Вместе с Теодором фон Карманом Борн разработал точную теорию зависимости теплоемкости от температуры - теорию, которая до сих пор лежит в основе изучения кристаллов. Кристаллическая структура оставалась главной областью исследований Борна вплоть до середины двадцатых годов.

Вскоре он стал разрабатывать математические основы квантовой теории. Хотя работа Борна с кристаллами была крайне важной и помогла заложить основы современной физики твердого тела, именно вклад Борна в квантовую теорию принес ему самый большой успех.

К двадцатым годам прошлого века большинство физиков было убеждено, что всякая энергия квантуется, однако квантовая теория оставляла нерешенными множество проблем. Борн хотел создать общую теорию, которая охватывала бы все квантовые эффекты.

В 1925 году ассистент Борна Вернер Гейзенберг сделал важнейший шаг в решении этой задачи, предположив, что в основе всех атомных явлений лежат определенные математические принципы. Хотя сам Гейзенберг не смог разобраться в математических основаниях найденных им соотношений, Борн понял, что Гейзенберг пользовался матричными операциями.

Статистическая интерпретация квантовой механики развивалась дальше Борном, Гейзенбергом и Бором; поскольку Бор, который жил в Копенгагене, проделал большую работу по этой интерпретации, она стала известна как копенгагенская интерпретация. Хотя ряд основателей квантовой теории, включая Планка, Эйнштейна и Шредингера, не соглашались с таким подходом, поскольку он отвергает причинность, большинство физиков приняло копенгагенскую интерпретацию как наиболее плодотворную.

В 1932 году Борн стал деканом научного факультета в Гёттингене. После прихода к власти Гитлера в первый же месяц гёттингенский научный центр фактически перестал существовать. Много ведущих профессоров, в том числе и Борн, были отстранены от должности. Во главе институтов оказались фашистские гауляйтеры, далекие от интересов науки. Многие ученые, стремившиеся ранее "не замечать" грязной политики, чтобы сохранить лишь академическую свободу, оказались в разных лагерях.

Борн покидает Германию и перебирается в Великобританию. Здесь он в течение следующих трех лет был лектором в Кембридже. Проведя шесть месяцев в Индийском физическом институте в Бангалоре, где он работал с индийским физиком Венката Романом, Борн занял пост профессора натурфилософии в Эдинбургском университете в 1936 году. В университете он преподавал и проводил исследования вплоть до своего ухода в отставку в 1953 году, когда он стал почетным профессором в отставке в Эдинбурге.

Некоторые студенты и коллеги Борна уже успели получить Нобелевскую премию за работы по квантовой теории, но вклад самого Борна не был столь высоко оценен до 1954 года, когда он был награжден Нобелевской премией по физике "за фундаментальные исследования по квантовой механике, особенно за его статистическую интерпретацию волновой функции". Он разделил премию с Вальтером Боте, который был награжден за экспериментальную работу по элементарным частицам.

В Нобелевской лекции Борн описал истоки квантовой механики и ее статистической интерпретации, задавшись вопросом: "Можем ли мы нечто, с чем нельзя ассоциировать привычным образом понятия "положение" и "движение", называть предметом или частицей?" И следующим образом заключил: "Ответ на этот вопрос принадлежит уже не физике, а философии".

Вскоре после своей отставки Борн с женой поселился в Бад-Пирмонте, небольшом городке вблизи Гёттингена, их пенсионные права и конфискованная собственность были восстановлены послевоенным правительством. Здесь Борн продолжал свою научную работу, готовил новые издания своих публикаций, писал и выступал с лекциями о социальной ответственности ученых, особенно в связи с применением ядерного оружия.

В 1955 году он был одним из шестнадцати Нобелевских лауреатов, которые собрались на острове Майнау, расположенном на озере Констанс в Швейцарии, чтобы выработать заявление, осуждающее дальнейшую разработку и использование ядерного оружия. В конце концов, эту декларацию подписал пятьдесят один нобелевский лауреат.

Два года спустя Борн был одним из восемнадцати гёттингенцев (все из группы ведущих западногерманских физиков), которые поклялись не принимать участия в разработке и производстве такого оружия и которые участвовали в кампании против ядерного вооружения Западной Германии.

Макс Борн умер в гёттингенском госпитале 5 января 1970 года.

← Великие немецкие ученые

Наверх